Не обманешь, не продашь

Не обманешь, не продашь — русская поговорка, призывающая к обману, при ведении дел. Эта поговорка родилась в стародавние времена, когда только начинало формироваться русское купечество.

Русский писатель Алексей Николаевич Толстой (1883 – 1945) в своем романе "Петр Первый" описывает, как царь Петр I (1672 – 1725) боролся с таким подходом к торговле в России.

Пословица "(Без божбы) не обманешь — не продашь" указана в Большом толково-фразеологическом словаре Михельсона М. И. (1904 г.).

✍ Примеры

Гиляровский Владимир Алексеевич (1855 – 1935)

"Москва и Москвичи" (1926 г.), Под китайской стеной:

"И там и тут торговали специально грубой привозной обувью — сапогами и башмаками, главным образом кимрского производства. В семидесятых годах еще практиковались бумажные подметки, несмотря на то, что кожа сравнительно была недорога, но уж таковы были девизы и у купца и у мастера: «на грош пятаков» и «не обманешь — не продашь»."

Чрево Москвы:

"Все это толклось, торговалось, спорило из-за копейки, а охотнорядец рассыпался перед покупателем, памятуя свой единственный лозунг: «не обманешь — не продашь»."

"Но и тех и других продавцы в лавках и продавцы на улицах одинаково обвешивают и обсчитывают, не отличая бедного от богатого, — это был старый обычай охотнорядских торговцев, неопровержимо уверенных — «не обманешь — не продашь»."

Чехов Антон Павлович (1860 – 1904)

"Рассказ неизвестного человека" (1893 г.):

"Науки у нас нет,  литература неуклюжа, торговля держится на мошенничестве: "не обманешь - не  продашь"."

Ключевский Василий Осипович (1841 – 1911)

"Курс русской истории":

"По Уложению всякий, промышляющий в городе, обязан приписаться к городскому тягловому обществу или участвовать в городском тягле. Но привилегированные классы, служилые люди и духовенство, особенно богатые монастыри, вели беспошлинную торговлю, стесняя купеческий рынок, и без того тесный при господстве натурального хозяйства и бедности сельского населения. При своей гражданской недобросовестности эти классы, не стыдясь промысла, не гнушаясь званием, свысока, с пренебрежением смотрели на торгашей, как на "подлое всенародство", наклонное к обману, к обмеру и обвесу, порокам, помощью которых изворачивались в своем трудном положении многие из торгового люда. В записках иностранных наблюдателей плутовство московского купечества стало общим местом на тему: не обманешь - не продашь. Между тем на земских соборах XVII в., например, в 1642 г., как и в сословных совещаниях с правительством, видели мы, торгово-промышленные люди в лице своих выборных представителей являются единственным классом русского общества, в котором еще светился политический смысл, пробивалось гражданское чувство, понимание общего блага."

Классик

На что решиться?:

"Делать прибыль для кармана—

Надо совестью скользя,

Торговать же без обмана,

Положительно, нельзя..."

Некрасов Николай Алексеевич (1821 – 1877)

Коробейники. 3:

""В день теперя не оплюешься,

Как еще прощает Бог:

Осквернил уста я ложию—

Не обманешь — не продашь".

И опять на церковь Божию

Долго крестится торгаш."

Островский Александр Николаевич (1823 – 1886)

Семейная картина. Степанида:

"(Обманом) Антипушка, и торговля держится. Не помимо пословица-то говорится: "не обмануть — не продать"."

😎 Дополнительно

Книга "Пословицы русского народа" (1853 г.), В.И. Даль