Доколе, Катилина, ты будешь злоупотреблять терпением нашим?

Первые слова из 1-й речи против Катилины[ 1 ] (63 до н. э.) римского оратора и писателя Цицерона Марка Тулия (106 – 43 до н. э.):

«Доколе, Катилина, будешь ты злоупотреблять терпением нашим?»

Quousque tandem abutere, Catilina, patientia nostra?, лат.

(Квоусквэ тандэм абутэрэ, катилина, патиэнциа ностра?)

Цицерон произнес свою речь, будучи консулом Рима (63 г. до н.э.), обратившись к Сенату с обличительной речью против политика Катилины, пытавшегося организовать заговор, чтобы убить Цицерона и придти к власти.

Луций Сергий Катилина (ок. 108 – 62 до н. э.) — политический деятель Древнего Рима (принадлежал к патрицианскому роду), который добился популярности среди неимущих слоев. Стремясь получить консульское звание, неоднократно организовывал заговоры для достижения этой цели. В 63 г. до н. э. Катилина проиграл выборы, но, не желая мириться с поражением, предпринял попытку захватить власть вооруженным путем, но потерпел неудачу и вынужден был бежать из Рима в Этрурию, где погиб в начале 62 г. до н. э.

Заговор Катилины

Заговор Катилины состоялся в 63 г. до н.э., когда консулом Рима был Цицерон.

Заговорщики собрались в ночь с 6 на 7 ноября в доме у Марка Порция Леки, где обсудили планы заговора, в частности и убийство Цицерона. Цицерон узнал об этом через своих осведомителей и усилил охрану города.

8 ноября Цицерон созвал сенат в храме Юпитера Статора, где и произнес свою знаменитую 1-ю речь против Катилины. Цицерон потребовал от Катилины покинуть Рим.

В ночь на 9 ноября Катилина выехал из Рима в лагерь Манлия.

9 ноября Цицерон выступил на форуме (собрание горожан), где сообщил народу Рима о своих действиях (2-я речь против Катилины) и предостерег заговорщиков, оставшихся в Риме, от каких-либо действий.

Прямые улики против заговорщиков были получены в ночь со 2 на 3 декабря, при аресте послов галльского племени аллоброгов, у которых были обнаружены письма заговорщиков к Катилине (послы пытались доставить эти письма к Катилине). Оставшихся в Риме заговорщиков арестовали, Цицерон был объявлен «отцом отечества», от его имени было назначено благодарственное молебствие богам.

3 декабря Цицерон произнес перед народом речь о получении им прямых улик о заговоре (3-я речь против Катилины).

4 декабря сенат объявил заговорщиков врагами государства.

5 декабря сенат собрался в храме Согласия для решения вопроса о судьбе заговорщиков. Избранный претор Гай Цезарь высказался за пожизненное заключение и конфискацию имущества заговорщиков. Тогда Цицерон выступил с речью (4-я речь против Катилины) и высказался за смертную казнь. Сенат принял решение казнить заговорщиков и приговор был приведен в исполнение вечером 5 декабря в подземелье Мамертинской тюрьмы.

Цицерон гордился раскрытием заговора Катилины. Он описал свое консульство в двух поэмах: «О моем консульстве», 61 г. до н.э., и «О моем времени», 54 г. до н.э.

Историк Басовская Наталья Ивановна (1941 – 2019) в книге «Все герои мировой истории» (2018 г.), глава "Цицерон. Слово может многое…" пишет:

"Знаменитую фразу из первой речи «Quousque tandem abutere, Catilina, patientia nostra?» («Доколе же ты будешь, Катилина, злоупотреблять нашим терпением?») знает каждый первокурсник истфака. В русском переводе она звучит значительно проще и обыденнее. А ведь Цицерон непременно учитывал фонетические особенности языка. Знаменитую повелительную фразу «Purgа urbem. Purgа urbem» Цицерон произносит несколько раз и рокочет этим звуком «r r r»: «Очисти город, очисти город». Это похоже на раскаты грома, на страшную угрозу. Когда он говорит о злодействах Катилины, вымышленных, подлинных, он подбирает побольше шипящих, чтобы его речь свистела, шипела, как змея. Это талантливо и убедительно. Заговорщики схвачены, вершится быстрый суд, Цицерон выходит к народу в доспехах (что было, конечно, позой, какой он вояка, было известно) и говорит о необходимости казнить этих людей немедленно. Их ведут в тюрьму и казнят без утверждения приговора народным собранием, что было грубым нарушением тех самых республиканских основ, за которые он так боролся. Ведь лишить жизни римского гражданина можно было только по решению народного собрания."

Серов В.В. в книге "Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений", 2003 пишет, что в российской дореволюционной публицистике (обычно в фельетонах, обличительных статьях) чаше всего встречалось начало фразы — «Доколе?», поскольку читающая публика и по одному этому слову узнавала и знаменитую фразу, и соответствующую интонацию.

Первые строки 1-й речи против Катилины

перевод Горенштейна В. О.

1) Доколе же ты, Катилина, будешь злоупотреблять нашим терпением? Как долго еще ты, в своем бешенстве, будешь издеваться над нами? До каких пределов ты будешь кичиться своей дерзостью, не знающей узды? Неужели тебя не встревожили ни ночные караулы на Палатине, ни стража, обходящая город, ни страх, охвативший народ, ни присутствие всех честных людей, ни выбор этого столь надежно защищенного места для заседания сената, ни лица и взоры всех присутствующих? Неужели ты не понимаешь, что твои намерения открыты? Не видишь, что твой заговор уже известен всем присутствующим и раскрыт? Кто из нас, по твоему мнению, не знает, что́ делал ты последней, что́ предыдущей ночью, где ты был, кого сзывал, какое решение принял? (2) О, времена! О, нравы! Сенат все это понимает, консул видит, а этот человек все еще жив. Да разве только жив? Нет, даже приходит в сенат, участвует в обсуждении государственных дел, намечает и указывает своим взглядом тех из нас, кто должен быть убит, а мы, храбрые мужи, воображаем, что выполняем свой долг перед государством, уклоняясь от его бешенства и увертываясь от его оружия. Казнить тебя, Катилина, уже давно следовало бы, по приказанию консула, против тебя самого обратить губительный удар, который ты против всех нас уже давно подготовляешь.

✍ Примеры

Кони Анатолий Федорович (1844 – 1927)

"Присяжные заседатели", Собрание сочинений в восьми томах. Том 1 "Из записок судебного деятеля" (Издательство "Юридическая литература", Москва, 1966 г.):

"В прессе появлялись статьи, подчас очень страстные, начинавшиеся обыкновенно словами: «Мы давно уже говорили» и кончавшиеся своего рода «delenda Carthago» и «quousque tandem»."

"КРУШЕНИЕ ЦАРСКОГО ПОЕЗДА В 1888 ГОДУ", Собрание сочинений в восьми томах. Том 1 "Из записок судебного деятеля" (Издательство "Юридическая литература", Москва, 1966 г.):

"Граф Д. А. Толстой оценил, однако, по достоинству эти указания на железнодорожного Катилину и ничего не предпринял, чтобы мне было сказано: «quous-que tandem!..»"

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович (1826 – 1889)

"Пошехонская старина" (1888 г.), гл. 10:

"— Какой такой Цицерон?

— Римский сенатор. Он спас римскую республику от Каталины. Ах, если б вы знали, какая это прелесть, его речь против Каталины! "Quousque tandem, Catilina, abutere patientia nostra!" [До каких же пор, Катилина, ты будешь злоупотреблять нашим терпением!] — продекламировал я восторженно."


Примечания

1) Первая речь против Катилины (In Catilinam I) была произнесена в сенате, в храме Юпитера Статора, 8 ноября 63 г. до н. э.


😎 Дополнительно

Цицерон Марк Тулий (106 до н.э. - 43 до н.э.)

Внешние ссылки:

Речи Цицерона (ancientrome.ru)