Задний ум («Крылатые слова», Максимов С.В.)

Книга «Крылатые слова» (1899 г.) писателя и исследователя русского языка (1831 – 1901).


   по объяснению довольно известной пословицы -- это то, что у немца напереди, разум, как высшая познавательная способность, помогающая изобретать и приводить в исполнение, развитая наукой нравственная сила, довольно очевидная в мастерствах и художествах. Конечно, за немца в народном представлении сходит тут всякий иноземец без разбора: механик -- англичанин, француз-парикмахер, итальянец с шарманкой и обезьяной и настоящие германцы: "штуки-шпеки -- немецки человеки", отсюда поголовно исключаются все азиаты. Но укрепилось убеждение, что "у немца на все струмент есть и он без штуки и с лавки не свалится", конечно, без рассуждения о том, что иноземный мастер приладился производить одну только известную работу, которую, не скучая и с постоянством, исполняет целую жизнь, оттого в ней силен и отчетлив. Русскому за скудостью специальных знаний, за неразвитием экономической теории разделения труда, когда одному рабочему всю жизнь приходится вытачивать одни только часовые зубчатые колесики, а другому пружины, -- русскому велела судьба поспевать всюду, на всякую работу, о которой до того он и не помышлял. Особенно доставалось круто в походной жизни солдату и офицерскому денщику, которым доводиться подвергаться ежедневным экзаменам по всем видам немецких ремесленных цехов. При таких условиях нечего удивляться тому, что развивалась низшая познавательная душевная способность: догадливость или находчивость, -- то, что привычно называется смёткой. И впрямь выходит так, как образно подсказывает поговорка, основательно убеждающая в том, что до чего доходит немец разумом, до того русский вынужден доходить глазами: первый изобретает, второй перенимает. Зато уже эта переимчивость, от долгого и частого употребления, в свою очередь доведена до изумительных и поражающих размеров. Она же, в ожидании чужих образцов и готовых примеров, и облепила. Выродился тот задний ум, в котором откровенно сознаются и говорят, что если бы он, как у немца, стал у русака напереди, то с ним бы тогда и не сладить. Без того только одни крупные утраты. Задний ум всегда рассчитывает на память и в ее запасах и приобретениях ищет уроков и руководства. При виде успехов новых изобретений, он труслив и недоверчив, становится в тупик и, придя в себя, начинает разбираться в то время, когда требуется немедленный ответ. Дело не ждет, а задний ум все медлил, копался, осматривался -- и упустил время. Не воспользовавшись благоприятным моментом, он многое потерял. Этот-то роковой случай и засчитывается в упрек, и задний ум подвергся насмешке, когда, по усвоенной привычке, в виду неудачи и осязательных потерь, остается хозяину его развести руками, преклонить голову и всю пятерню запустить в волоса и почесать ею затылок. Сюда именно и поместило воображение наблюдателей этот задний ум, и за дурную привычку, осваиваемую с детства, нарекли ему такое характерное и остроумное имя.

   В. И. Даль на эту же тему записал следующий народный анекдот: "Голодный татарин лег спать и видел во сне кисель с сытой. Проснувшись тотчас, он ощупался кругом -- ложки нет. Почесав бритый затылок, он встал потихоньку, нащупал впотьмах ложку в посланце, положил ее за пазуху и лег опять спать -- да уже киселя не видел. "Беда нашему брату, -- сказал он на другой день, -- кисель есть, так ложки нег; ложка есть, так киселя нет". К этому случаю и говорится пословица: "Кабы у цыгана тот ум напереди, что у мужика назади -- то-то б богато жил". Прожитым опытом, как оставленным богатым наследством, действительно, обеспечен русский человек. Хотя он и утешается, и оправдывается тем, что "заднее (т. е. прошлое) -- божье", но говорят сторонние люди, более наблюдательные и знающие: "бей русского -- часы сделаете": пора отставать от старых замашек замыкаться в правилах изжившей свой век прадедовской науки и браться за ум. "Мужик хоть и сер, да ум его не черт съел". Он только медленно работает, потому что мало упражнялся в отвлечениях, а под лежачий камень вода не течет. На что мы мастера и большие искусники, это -- ругаться и драться.

Дополнительно

Русский человек задним умом крепок

Максимов Сергей Васильевич

«Крылатые слова», 1899 г.