Рынок глазами простого обывателя (Джаарбекова С.А.)

Рассказ "Рынок глазами простого обывателя" написала в 2017 году.



В начале 90-х годов двадцатого века капиталистический рынок ворвался в нашу жизнь, еще совсем недавно по психологии советских людей, масштабным переделом общественной собственности, захватами предприятий, криминальными разборками, убийствами, а также частой сменой российский рублей и ростом цен. Долго сдерживаемая социалистическим строем людская жадность вырывалась на свободу и полезла из вссех щелей. Кто первый сообразил, что произошло и поспешил к дележу большого пирога, совсем недавно называемого Советским Союзом, тот и выиграл. Сработала заповедь рынка «Время – деньги».

Развал огромной страны сопровождался гражданскими конфликтами с применением оружия. Огромная масса военных, прошедших «горячие» точки, оказалась не у дел. Старые моральные принципы уже не действовали, новые были туманны. По стране гуляло много нелегального, а часто просто ворованного с военных складов оружия. Воровали все: и сержанты, и генералы. Умереть с голоду никто не хотел, хотя и такое бывало… Теневой криминальный рынок складывался более быстрыми темпами, чем цивилизованный. Между людьми сохранились многие транснациональные связи и они сыграли на руку ловким дельцам. Наркотики из среднеазиатским республик, подпольное производство алкоголя с Кавказа, оружие захлестнули страну и давали новым дельцам быстро обогатиться. Так складывались крепкие криминальные сообщества.

- Какая сейчас мораль? Какие принципы? Закрой на это глаза. Делай деньги на чем можешь.

И делали… Расцвела проституция продажа женщин в зарубежные бордели, порнография, в том числе и детская, и много чего другого. А их принципы становились нормой новой жизни. Чтобы чувствовать себя устойчиво под куполом прикрытия, новые дельцы подкупали людей во власти, в милиции, среди военных. «Крышевание» становилось нормой, шло сращивание криминала и госструктур. Взять взятку, дать взятку стало обычным явлением, издержками рынка. Так огромная страна оказалсь опутана паутиной криминала, довольно быстро подмявшего под себя многие отрасли хозяйства страны.

А что народ? Выживал как мог, были и самоубийства. Более расторопные начали познавать законы капиталистического рынка. Заколесили по российским дорогам большегрузные «КамАЗы». Кур с севера везли на юг, кур с юга – на север. Почему так неразумно? Предприниматели только искали связи, часто используя знакомых в других городах. Вместе выстраивали цепочку: производитель, поставщик, транспорт и точка реализации товара.

И вот уже появились первые бизнесмены, которые оделись в строгие деловые костюмы с белыми воротничками, приобрели бело-розовые манеры и новый стиль поведения. Там, в мире бизнеса существуют свои правила, и их надо придерживаться.

Господа-либералы, пришедшие к власти, чувствовали тогда себя победителями, въехавшими на белом коне. Сейчас мы мало кого из них вспоминаем добрым словом. Когда миллионы людей «хоронили» Советский Союз как близкого нам человека, развал которого прошелся по миллионам судеб не только тяжело, но и трагически, помню лоснящуюся от жира рожу Е.Гайдара со злорадной радостью сказавшего: «Все, Советского Союза больше нет». 

Развалить страну была их первая цель. И развалили, да так, словно прошелся Мамай с ордой, чтобы возврат к Советскому Союзку  был невозможен.

Влюбленные в Европу и США, а, возможно, и купленные ими либералы говорили: «Там все хорошо, там замечательно, вот эталон нашей будущей российской модели. Только там существуют настоящие стандарты качества». Эти истины нам вдалбливали каждый день. А уж доллар… Вот это деньги, это ценная вещь! И привязали наш несчастный рубль к доллару в такую зависимость, как наркоман привязан к наркотикам, а алкоголик – к бутылке.

Я человек сомневающийся, живу по принципу: хорошо там, где нас нет. И уже тогда подумала: «Доллар – ведь это бумажка, и таких бумажек в мире много, а мы за них распродаем наши недра, запасы который невосполнимы. Что-то тут не так. Да и к Европе у меня отношение критическое. Она всегда была источником войны. Шведы и поляки, литовцы и французы, австрийцы и немцы – все почему-то смотрели на Восток, желая завоевать такую большую, не похожую на них страну Россию.

Как экономисты либералы во многом были идеалистами. Приватизацию важных объектов целых отраслей провели так, чтобы они оказались в руках своих людей. Мелкие выставили на продажу. Если династия Фордов в США или Сименс в Германии десятилетиями развивали свой бизнес, доведя его до расцвета, то российские дельцы пришли на все готовое которое не смогли удержать, и лучшее, что они могли, так это распродавать. А европейцы ловкие, хитрые, уже тут как тут. Они скупали за бесценок все подряд и закрывали предприятия, им конкуренты не нужны, а сами стали проталкивать свои товары, лекарства, продукты  на российский рынок.

От такой приватизации сотни тысяч рабочих оставались без работы, о это уже никого не интересовало. Выживай, если хочешь жить. Небольшие совместные с иностранцами предприятия, возникшие в тот период, заканчивались тем, что российские дельцы продавали свою долю и уезжали за границу, покупая там квартиры, особняки. Перед ними открывалась заманчивая обеспеченная жизнь. Светлое рыночное будущее России их не интересовало, а, возможно, они в него и не верили.

Тяжелая государственная машины с трудом переходила на новые рельсы управления, часто топталась на месте, словно не зная, что делать. Разрушить было легко, создавать заново – трудно. Россия снова наступила на те же грабли. Мягкотелые либералы – я их называю «бело-розовыми» – не смогли организовать эффективной борьбы с криминальным бизнесом. Были разгромлены несколько банд, прошли судебные процессы, но это была малая часть того, что делалось в стране. Дельцы криминального мира не вымерли как динозавры, они среди нас. Многие из них легализовались вошли в госструктуры приобрели добропорядочный вид, а чем они на самом деле занимаются, одному Богу известно.

Соцзащита населения пробуксовывала, не было средств на выплату пенсий, пособий. Часто задержки выплат длились по полгода и более. Такая же ситуация сложилась на тех немногих предприятиях, которые худо-бедно, но работали. Вместо денег рабочим часто выдавали продукты. Положительным явлением в мрачные 90-е годы стал челночный бизнес, куда ринулась масса безработных мужчин и женщин.  Наши русские женщины любят и умеют торговать. Я всегда удивляюсь, когда мороз чтобы что-то продать, часами стоят на открытом воздухе, румяные, смеются, словно им хоть бы что.

 Визовый режим с рядом стран какое-то время был упрощен. Кто-то вступал в сговор с денежными дельцами, чтобы иметь наличные деньги. Кто-то, имея две, три квартиры, доставшиеся им от советского строя, расставался с одной из них, а деньги от продажи пускали на бизнес. Но факт такое, что большая масса народа была втянута в это дело. И за короткое время «челноки» и мир посмотрели, и завалили импортным барахлом всю страну. Я жила какое-то время в Белгороде, там в пятницу вечером можно было отправиться автобусом в Грецию за шубами, а в воскресенье вернуться в Белгород, и желающих поехать всегда было много. Те, кто удержался в этом бизнесе, позже открыли свои небольшие магазинчики, лавки и неплохо зарабатывали.

Выбор товара был большой, но качество разное. Я столкнулась с европейским качеством с первой же покупки. Мне очень понравились испанские рыжие сапожки средней высоты, на шнурках, внутри мех: сидели на ноге замечательно.

- Беру, - решила я и прямо в них отправилась домой. А мороз тогда был 15 градусов. На пустынном пространстве я вдруг услышала сильный взрыв совсем рядом. Он меня очень испугал, а через пару минут я почувствовала, что одной моей ноге стало холодно. Взглянула на подошву, а там словно тектонический разлом, широкая трещина от и до. Это был пластик, не выдержавший русской зимы. А через несколько минут лопнула с треском и вторая подошва. В общем, вылетели мои денежки в трубу. Вот вам и европейское качество.

Перекос рынка в строну зарубежных товаров, лекарств становился тормозом развития. Если российские продукты питания пробивались на рынок, то товары широкого потребления – нет. В начале 2000-х годов я пошла купить люстру на кухню, во всех магазинах была только китайские. Опыт с китайскими товарами у меня уже был – настольная лампа вышла из строя через полгода. В результате долгих поисков я нашла польскую люстру, российских не было.

 Зайдешь в магазины – глаза разбегаются от обилия товаров, но это так кажется. Когда нужно что-то конкретное, этого товара нет, и порой приходится его заменять другим. Я с этим сталкивалась не раз…

Решила я сама обить дверь, не снимая ее с петель. В молодости я любила обивать мебель, это было мое хобби, и захотела вспомнить старые навыки. Для работы мне понадобился молоток, и я отправилась за покупкой. В первом же магазине я увидела висящие на стене молотки. Один мне показался подходящим, и я решила его примерить к руке. Продавец подал неохотно, я его чуть не выронила, он весил примерно 4 кг.

- Что же это за металл такой тяжелый? – подумала я.

- Да, молотки тяжелые, - вздохнул и продавец.

Мельком взглянула на фирму. Европейская. Я отказалась от молотка и пошла на поиски дальше. Везде, куда я заходила, были молотки той же европейской фирмы.

- Один производитель и, видно, один поставщик. Где же конкуренция? – подумала я.

Два дня я искала молоток, на поиски меня толкал уже азарт. Найду или я не найду то, что мне нужно. На окраине города я зашла в большой магазин, и, чтобы по нему не блуждать, обратилась к продавцу:

- Мне нужен молоток, подходящий моей небольшой комплекции, чтобы я им могла нормально махать и не уставать.

Взглянув на меня, он сказал:

- Думаю, найдете.

Я, действительно, нашла молоток, но все тоже европейской фирмы.

- А где же наши, российские молотки?! – недоумевала я. – «Норникель», «Северсталь», «Магнитка» – чего у нас только нет, а молотки привозные! Ведь молоток – это инструмент, нужный в каждом доме.

- Ну и рыночные отношения, дистрофия какая-то! – подумала я. В общем, дверь я обила, но мои хождения по мукам на этом не закончились. Небольшой кусочек около замка не пробивался, и я решила закрасить его в тон красной охрой – это такая художественная масляная краска. Я знала 2-3 магазинчика, где раньше  покупала ее в тюбиках, но теперь их там не оказалось. Во всех магазинах были многоцветные наборы только водных красок, и опять европейской фирмы.

- Масляные краски, видно, корова слизала, - подумала я. Только в одном магазине я нашла, наконец, довольно дорогой многоцветный набор масляных красок, и ради маленького тюбика охры пришлось купить весь набора все той же европейской фирмы.

Прошло двадцать с лишним лет рыночных отношений. Мы что, впереди всей планеты? Нет, по показателям плетемся где-то далеко. Европа дала нам поворот от ворот. Ввела санкции. Там хорошо изучили российских бизнесменов, которые любят более дешевые европейское кредиты, по ним и ударили. Да и с Америкой у нас что-то не ладится. Просели нашли дельцы и банкиры и побежали за помощью к российскому государству – тому самому, которое им так мешает, проверки иногда делает, налоги требует. Государство оказало им щедрую поддержку, что означало: продолжайте в том же духе. А народу сказало: «Грянули трудные времена Затягивайте потуже пояса». Народ у нас бывалый, много чело видел, переживет и эту ситуацию. А нам европейские санкции, а затем резкое падение цен на нефть ясно показали, что крылатая фраза либералов «Рынок все поставит на свои места», запущенная еще в 90-х годах, не сработала, оказалась мифом.

В мире есть дельцы-кукловоды, которые дергают ниточки рынка в нужном им направлении, и надо иметь хорошие мозги, уметь просчитывать вперед, чтобы им противостоять, да больше заниматься собственной страной.

Прошло совсем немного времени, наши бизнесмены ожили, «почистили перышки» и снова запели свою песню: им нужна полная свобода, чтобы государство не мешало, не проверяло и т.д.

Если нашим бизнесменам все и всё мешает, пусть отправляются в космос – там простора много. Какой от них толк, если русского молотка сделать не могут! Откуда пришли пластиковые окна? Оттуда, из Европы. По крайней мере, на бумажной ленте красуются зарубежные фирмы: Германия, Польша. Попробуй, разберись в цепочке поставщиком – трудная задача.

Я до последнего тянула с установкой этих окон в квартире. Не лежит у меня к ним душа. Но поставила. Говорят, тёплые, шум с улицы не пропускают. На второй день после установки я решила открыть окно в позицию наклонно, крутанула ручку вверх, а у меня окно вдруг перекосило, и, как я ни старалась, не смогла впихнуть его снова в раму. Поставила я его на третье деление гребешка. Это такой пластиковый кусочек с резьбой на четыре деления, чтобы открывать окно для проветривания.

Вызвала мастера: ах, ах, он там что-то не докрутил, поправил. Но я уже больше ручку вверх не кручу.

Тогда был август, а если бы зимой в мороз это случилось? Эти неполадки мне уже не понравились. Полгода окно на кухне открывалось и закрывалось нормально, а в середине апреля оно вдруг село, и я никак не могла впихнуть его в раму. Пришлось поставить его на второе деление гребешка. Позвонила мастеру, ведь гарантия два года. Сегодня, завтра, да так и не приехал…

С апреля по август я так и держала окно на втором делении. Лето оказалось теплым. В конце августа начало холодать, надо было закрывать окно. Позвонила я мастер у по объявлению, заплатила ему хорошие деньги за 10 минут работы и поняла, что еще не раз придётся к ему обращаться. А в ноябре отвалился пластиковый гребешок с делениями, не выдержал нагрузки. Тепло от пластиковых окон с эффектом бани, парилки, что здорвья нам не добавляет. В общем, я разочаровалась в них.

Вспомнились мне ежегодные сибирские лесные пожары, когда деревья выгорают целыми областями. Сколько оконных рам, срубов, деревянных домов можно было сделать из этого леса и завалить ими всю страну! Но чтобы решить эту задачу, нужны не люди-рыночники, они из-за конкуренции перепалят участки друг друга, а люди с государственным мышлением как на федеральном уровне, так и в муниципалитетах. А пока такие найдутся, наши сибирские леса и дальше будут гореть и отравлять атмосферу, а мы будет дышать испарениями от пластиковых окон.

Бывает стыдно за страну, когда видишь убогие деревянные домишки, в которых живут люди в 30-градусные морозы. Вместе мифического гектара, которые все равно через пять лет отнимут, подарило бы государство каждой семье по дому-срубу, да с русской печкой.

Слышу ответ государства:

- У нас нет денег на такую идею.

Отвечаю:

- А вы заначки губернаторов, их замов, многочисленных мэров немного поскребите, да с бизнесменов берите, сколько положено, и я думаю, что сотни миллиардов наскребете не только на эту идею, но и на другие. Наша «верхушка» и в советское время, и сейчас удивительно умеет хорошие идеи доводить до абсурда.

Рынок в России стал новым идолом поклонения. Не рынок служит людям, а люди рынку. Воистину: заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет!.

2017 г., Коломна.

Дополнительно

Джаарбекова Светлана Ашатовна

Произведения Джаарбековой С.А.