Он и она (Джаарбекова С.А.)

Рассказ "Он и она " писатель Джаарбекова Светлана Ашатовна написала в 2011 году.


Он – это мой Мурзик, черный кот, немного разбавленный белой шерстью на брюшке, шее и своеобразной белой полосочкой на носу, придававшей мордашке хитроватое выражение. Удивительными у него были глаза, их красивый зеленый цвет под влиянием настроения менял окраску на черную, а настроение у него менялось часто, и глаза так и играли.

Мурзик был упрямый кот, если он чего-то хотел, то умел своего добиться. Когда я не выпускала его на улицу, он уже знал, чем меня можно донять – надо создать шум. Он подходил к куску ствола дерева и начинал шумно точить когти. Если я делала вид, что этого не замечаю, Мурзик начинал носиться по квартире и сбивать дорожки на полу, причем, все время поглядывая на меня, как бы говоря: «Ну как, до тебя дошло?». А если и это на меня не действовало, он подходил к шифоньеру, вставал на задние лапы, вытягивался во весь рост и принимался дубасить по полированной дверце передними лапами. Шум действительно получался довольно сильный.

Я, как правило, не выдерживала,  начинала смеяться и открывала форточку, чего он только и ждал.

Нашла я Мурзика на автобусной остановке. Кошек я любила всегда, а у меня тогда в квартире появились мыши, поэтому я и взяла Мурзика.

Она – это Буся, кошка, живущая на первом этаже через два окна от моего. Буся была белого цвета с черными и рыжими пятнами. Она была очень гибкой, будто бескостной: могла так изогнуться, что пролезала в самые маленькие отверстия, и коты не могли ее достать.

С первых же дней я приучила Мурзика все «пахучие» делишки делать на улице, и он научился выскакивать через форточку, а я позже выходила и забирала его домой. Буся же любила сидеть на подоконнике. Она внимательно наблюдала за гуляющим Мурзиком, но выскочить на улицу отважилась спустя лишь месяц.

Мой Мурзик и Буся были ровесниками. Они стали вместе бегать под окнами и лазить по деревьям. Им было хорошо вдвоем.

Время шло. Подросла Буся, подрос и Мурзик. И однажды он решил проявить свою любовь. В ответ на его действия Буся огрызнулась, зашипела, выгнув спинку, и прогнала кота прочь. Мурзик был романтиком, поэтому он не стал настаивать на своем и отступил. А спустя некоторое время появился матерый серый кот, который не стал петь Бусе дифирамбы, а просто сделал свое дело, и красотка воспылала к нему любовью. Теперь она каждый вечер выпрыгивала из окна на улицу и прогуливалась, поджидая серого кота. Однако кот-ловелас не особенно ее жаловал, ведь у него были и другие кошки, но иногда он, все же, приходил. Парочка усаживалась рядышком на заборе или на дереве, а мой Мурзик ревниво наблюдал за ними с подоконника или из отверстия подвала. Он любил Бусю...

Но и Мурзик был кот и стал уходить в соседний дом, где в подвале жили две премиленькие кошечки. Он отсутствовал дома по несколько дней. Неудивительно, ведь он возмужал и инстинкты давали о себе знать. Но когда Мурзик видел Бусю, взгляд его теплел и глаза приобретали прямо-таки человеческое выражение. Став взрослым, крепким котом, Мурзик уже смело выражал Бусе свою любовь, несмотря на ее протесты. Но она по-прежнему огрызалась и убегала от него. Тем временем, хозяйка Буси переехала на другую квартиру, а кошку выбросила на улицу. Буся пронзительно кричала, мне было очень жаль ее. Я и раньше ее подкармливала, так как она часто ходила голодная, а теперь я стала делать это регулярно.

В подвале у дворников было оборудованное помещение, и я попросила их приютить кошечку. Дворники согласились, тем более, что у них время от времени появлялись мыши. Но Бусе хотелось, чтобы я взяла ее в дом, и, завидев меня, она подбегала и провожала меня до самого подъезда. Думаю, что и Мурзик хотел, чтобы Буся жила у нас. Забегая в подъезд, он словно говорил ей, смущаясь: «Я иду домой, а у тебя дома нет». Однако, Буся была своенравной кошкой, и я думаю, что она доставляла бы мне немало хлопот.

А потом появился черный кот-задира из соседнего подъезда. Он передрался со всеми котами из-за Буси, предъявил единоличное право на нее, и Буся покорилась своей судьбе. Спустя некоторое время у нее появились три котенка.

Когда котятам исполнилось два месяца, в открытую дверь подвала ворвалась стая собак и разорвала Бусю и двух ее малышей. Спаслась только черненькая Муся. Она спряталась высоко за деревянной балкой, и собаки не смогли ее достать.

Мурзик почувствовал, что с Бусей что-то произошло. Он всюду искал ее, но безуспешно. Он словно стал чужим, домой прибегал только поесть. И все смотрел на форточку, будто боялся, что я ее закрою, и тогда он не сможет выскочить на улицу. Я помню последний день, когда видела его. Я вышла на улицу, позвала его, он подбежал, покрутился около меня и ушел в соседний дом. Больше я его не видела. Бусю Мурзик пережил всего на полгода.

После его смерти во многие кошачьи глаза я заглянула, многих кормила, но удивительные глаза Мурзика помню до сих пор. А маленькая черненькая Муся, оставшаяся одна в живых, привязалась ко мне и стала приходить под мое окно, где я часто ее кормила.

Наступила осень, стало холодно, а Муся все приходила и ложилась под кустом, свернувшись калачиком. В один из таких ненастных дней я не выдержала и взяла ее домой. Все "делишки" она привыкла делать на улице.

Мы с Мусей ладим, она мой маленький дружок, принесший в дом тепло и уют.

Коломна, 2011

Дополнительно

Джаарбекова Светлана Ашатовна

Произведения Джаарбековой С.А.