На воре шапка горит (Крылатые слова, Максимов С.В.)

В книге "Крылатые слова" (1899 г.) писатель и исследователь русского языка (1831—1901) поясняет значение и рассказывает историю появления в русском языке наиболее популярных крылатых фраз и выражений.


Рассказ довольно простой для объяснения и к тому же весьма известный. Кто его успел забыть, тем напомню.

   Украл что-то вор тихо и незаметно и, конечно, скрыл все концы в воду. Искали и обыскивали -- ничего не нашли. Думалось на кого-нибудь из своих близких. К кому же обратиться за советом и помощью, как не к знахарю? И не знаясь с бесом, он, как колдун, умеет отгадывать.

   Знахарь повел пострадавших на базар, куда обыкновенно все собираются. Там толпятся кучей и толкуют о неслыханном в тех местах худом деле: все о том же воровстве.

   В толпу эту знахарь и крикнул:

- Поглядите-ко, православные: на воре-то шапка горит!

   Не успели прослушать и опомниться от зловещего окрика, как вор уже и схватился за голову.

   Дальнейшего объяснения не требуется, но два однородные рассказа просятся под перо. В видах же полноты и надлежащей точности обязан я напомнить о существовании однородных анекдотов -- из восточных азиатских нравов (например, один записан в каком-то даже учебнике для переводов с русского под мудрено-длинным заголовком "Верблюдовожатый"). Тем не менее два представляемые мною -- коренные русские.

   Посланный министерством государственных имуществ лесничий (по фамилии, сколько помнится мне, Боровский) описывал леса Печорского края и бродил по ним, тщетно разыскивая цельные лиственничные рощи,-- ходил, конечно, с астролябией и со съестными запасами. За ним бродила целая партия рабочих -- таких простаков, что даже позднее этого события я не нашел у них замков, кроме деревянных, против блудливой рогатой скотины. У этих устьцылемов также, по обычаю, была сплочена артель, хотя она, при таком казенном деле и заказе, и не нужна была вовсе. Сбились в артель, или "котляну", как говорят там, то есть "покрутились" все в один котел и кошель или составили артель продовольственную, чтобы уваривались щи погуще, а каша покруче: "Артельно за столом, артельно и на столе".

   Все шло хорошо. Котляна была крепка и работой и товарищеским согласием. Ходит лесничий по глухой и мокрой тайболе -- не налюбуется. Вдруг жалоба: пришли все, сколько народу ни было (и вор пришел, конечно, вместе с прочими), и просят:

   -- Вор завелся -- изведи! Вот у этого смирного парня запасные теплые пимы (сапоги) украли. Где их укупишь теперь, когда заворотят осенины? А в пимах-то были у него деньги запрятаны; не так чтобы очень много, однако около рубля, говорит.

   -- Стрелы бы тому в бок, кто такую напасть навел! Ты -- ученый, все произошел: помоги нам, укажи вора!

   Не желая "дискредитировать науки",, ученый (по званию и в самом деле) лесничий решился поддержать и уважение к себе и веру в привезенные им из самого Питера знания. Придумал он позвать предварительно на совещание одного старика, который пользовался у всех большим уважением и был, что называется там, "умная башка".

   -- Не думают ли на кого товарищи, дедушко?-- спрашивал старика молодой лесничий.

   -- Да все -- хорошие люди. Все по артеле-то, что и по работе, равны, как восковые свеча перед богом в матушке-церкве. Одинаково горят!

   -- Однако и пальцы на руках не все равны,-- заметил лесничий.

   -- Так ведь эдак-то -- борони бог!-- выйдет, пожалуй, у тебя, что, кто меньше ростом, тот и виноватый. На такой закон ты не выходи: согрешишь! Может оказаться при такой скорости, что все мы тому злому делу причинны. Думай по-божески!

   -- Есть у вас парень чужой, пришлой,-- один изо всех не ваш: не он ли побаловал? Может быть, ему чужих-то и не жалко?

   -- Был -- чужой, стал теперь свой, и парень он больно хороший. Замечаем, по котляне-то, что он есть лютой: "есвяной" такой парень! Ну да ведь на работушке силу-то тратит, из котла опять ее назад берет. Не сумлевайся, не кори молодца,-- ох, грех великий!

   -- На мои глаза, больно он шустер и пройдошлив: ловчей всех ваших.

   -- А и слава те, господи! Скоро из котла ложку таскает да есть поторапливается -- это по нашим приметам и очень прекрасно. Скор на еду -- значит, скор и в работе. Однако с чужой ложки не хватает: пошто же на него напраслину выводить за это за самое?

   Увидел ученый лесничий, что с атаманом артели не сговоришь, у заступника ее ничего не добьешься: правит он закон и обычай -- стоит за артель горой.

   Послушал лесничий того совета, который сказал ему старик уходя:

   -- Коли хочешь узнать сущую правду, ты ищи ее по-другому. Сделай милость, не пугай парня, не обижай его и никому на него не указывай! А я с тем и ухожу, что словно бы и не слыхал от тебя ничего. Суди по-божьему!

   Оставшись один, лесничий задумался. Перед глазами сыр-бор да мшины, ветровалы да буреломы: ничего от них не допросишься. Вдруг на глаза ему попала астролябия, он так и привскочил с места. Из памяти его никак не выходит тот самый пришлый рабочий: на Печоре он к одному нанимался -- отошел, у другого тоже не сжил до срока. Надо было показать и старику и артели, что этот человек нетвердый, а стало быть, и ненадежный, в отмену от прочих и -- вероятнее других -- виноватый.

   Поставил лесничий всех своих рабочих в круг, по знакомому всем им знахарскому способу. Чтобы они не сомневались, он около них и круг очертил палкой и зачурал:

   -- Синус -- косинус, тангенс -- котангенс, диагональ, дифференциал, интеграл. Бином Ньютона, выручай! Астролябия и мензула, помогайте!..

   Рабочие так и застыли на месте: угадал и угодил барин страшными словами. Когда же он поставил в самой середине их круга астролябию, раздвинул ее ножки и сам к ней приблизился -- они уже и глаза опустили в землю, и волоса на бородах не шелохнутся. Заподозренный лесничим рабочий установлен был прямо против северного румба компасика.

   -- Смотрите все на меня!

   Лесничий шибко разогнал стрелку: она посуетилась, помигала под стеклом и встала перед ним острием прямо против того парня. Его так и взмыло!

   -- Врет она на меня. Она сможет указать и на другого. Я не согласен. Надо, по закону, до трех раз пытать. Гони ее опять!

   И во второй раз, конечно, стрелка указала его: все молчат, словно мертвые. Лесничий опять проговорил "замок" по-новому и снова разогнал стрелку. Все повыступили с мест; подозреваемый дальше всех. Стрелка побегала, вздрагивая, и, словно охотничья собака, тыкалась и суетилась, обнюхивая и отыскивая виноватое место. Рабочие старались догнать стрелку глазами и как вкопанные остановили их вместе с нею на парне. А он уж пал на колена и лицо в траву спрятал. Полежал и говорит:

   -- Моя вина: берите вашу вещь! Ничего теперь не поделаешь! Ваш меч -- моя голова!

   Артель долго не расходилась, посматривая то на "начальника", то на мудреный "штрумент". Качали все головами и не могли надивиться:

   -- Ведь ишь ты! Словно перстом указала.

   На подобную же находчивость известного проповедника московского митрополита Платона указывают в двух анекдотах. По одному из них он обличил плотника, укравшего топор у товарища в артели в то время, когда Платон строил свой исторический скит Вифанию, в трех верстах от Троице-Сергиевской лавры. Я передал его в "Задушевном слове" для старшего возраста в VIII NoNo 5 и 6. Теперь заменяю его более коротеньким, заимствованным из книжки "Русского Архива", но совершенно однородным с тем, который передан был мною в 1885 году.

   "Однажды докладывают митрополиту Платону, что хомуты на его шестерике украдены, что ему нельзя выехать из Вифании, а потому испрашивалось его благословение на покупку хомутов. Дело было осенью, грязь непролазная от Вифании до Троицкой лавры, да и в Москве немногим лучше. Митрополит приказывает везде осмотреть, разузнать, кто в этот день был, и т. п. Все было сделано, но без всякого успеха. Митрополит решается дать благословение на покупку, но передумывает. Он распорядился, чтобы в три часа, по троекратному удару в большой вифанский колокол, не только вся братия, но и все рабочие, даже живущие в слободках, собрались в церковь и ожидали его.

   В четвертом часу доложили митрополиту, что все собрались. Входит митрополит. В храме уже полумрак. Перед царскими вратами в приделе Лазаря стоит аналой, и перед ним теплится единственная свеча. Иеромонах, приняв благословение владыки, начинает мерное чтение псалтыря. Прочитав кафизму, он останавливается, чтобы перевести дух, а с укрытого мраком Фавора раздается звучный голос Платона:

   -- Усердно ли вы молитесь?

   -- Усердно, владыко.

   -- Все ли вы молитесь?

   -- Все молимся, владыко.

   -- И вор молится?

   -- И я молюсь.

   Под сильным впечатлением окружающего и отрешившись мысленно от житейского, вор невольно проговорился. Вором оказался кучер митрополита. Запираться было нельзя, и он указал место в овраге, где спрятаны были хомуты".

Дополнительно

На воре шапка горит

Максимов Сергей Васильевич

"Крылатые слова", 1899 г.