Немецкая слобода (Джаарбекова С.А.)

Рассказ «Немецкая слобода»[ 1 ] (2011 г.) музыканта и писателя (1940 – 2022).

Немецкая слобода

В России много написано книг о репрессиях, переселении целых народов, драматических судьбах в сталинское правление. Все это было. Но я хочу рассказать о моих впечатлениях под несколько другим углом зрения.

Это было в 1955 году, мне тогда исполнилось пятнадцать лет. Прошло только десять лет после окончания войны, и словно «немец» вызывало негативную реакцию. У меня погиб отец на войне в Германии, и воспоминания о нем еще были свежи. На первом курсе музыкального училища, куда я поступила учиться, нас в сентябре отправили на сбор хлопка, не хватало рабочих рук. В России – это картошка и овощи, а в Таджикистане и других среднеазиатских республиках – это хлопок, куда привлекали и студенческие руки.

Я жила в Душанбе, тогда еще он назывался Сталинабадом и был столицей Таджикской ССР. Нас отправили машинами в Вахшскую долину. По этой дороге я ехала впервые, и мне было все интересно. Мы пересекли серпантином перевал и оказались в красивой долине. Горы словно отступили вдаль. Мы поехали прямо, а далее дорога раздваивалась, и мы повернули налево, а если бы поехали направо, то оказались бы в районном центре, и недалеко от него протекала пограничная река Пяндж, и с нашего берега был виден Афганистан, дома, люди, лошади – но это уже была совсем другая страна.

А на нашем берегу Пянджа росли густые заросли тростника, камыша, кустарники выше человеческого роста, и сюда порой приходили тигры на водопой. Это позже они ушли из тех мест, а в то время они еще там водились.

Мы повернули налево, ехали еще с полчаса и, наконец, остановились. Нас встретил председатель колхоза со своим помощником и сказал, что мы будем жить в немецкой слободе, а питаться в общей столовой в колхозе.

Так я впервые узнала, что в Вахшской долине есть поселение немцев. Нас распределили по два-три человека в каждый домик, где хозяева были немцы. Я с интересом стала наблюдать их быт. Кто знал больше, чем я, рассказали, что в самом начале войны многих немцев из европейской части России переселили в Казахстан, Сибирь, в Вахшскую долину. Я думаю, что этим немцам повезло. Хороший теплый климат, чистый воздух, местное население тогда было малочисленным, и немецкая слобода стояла особняком, а кругом простирались поля хлопка.

Домики выглядели ухоженными, свеже-побеленными, при каждом доме был огород, фруктовые деревья и сарай для скота, в котором, в основном, держали свиней, а свинина у немцев была любимым мясом. Как позже я узнала, именно немцы привозили это мясо на рынок в Душанбе, и свинина, причем, хорошая, была у нас дешевле говядины. Таджики – мусульмане, а по закону ислама свинину нельзя употреблять в пищу, поэтому местное население ее не покупало. Тем не менее, в то время конфликтов на этой почве не возникало, и немцы прекрасно уживались с местным населением.

Мы с подругой поселились у пожилой пары. В доме было несколько комнат, нам отвели отдельную комнату с широкой тахтой. Предложили хозяева и свой обед, но мы кое-что из продуктов привезли из города и хватало обедов в колхозной столовой. Наша немецкая пара при нас говорила на русском языке, а когда мы уходили, переходили на немецкий. Они были общительные, разговорчивы, и внешностью и подвижностью напомнили мне украинцев.

Вечером немецкая молодежь собиралась в небольшом доме культуры. Рыжий веснушчатый парень играл на губной гармошке, присоединились к ним и мы, приезжие. Кто-то из наших ребят привез гитару, среди студентов были хорошие голоса, и на фоне вольной природы допоздна звучали песни и танцы.

Многие наши девушки заигрывали с немецкими парнями, те шутили, кокетничали, но соблюдали дистанцию и уходили провожать своих немецких девушек. Так что, каких-то инцидентов на этой почве не возникало.

При клубе несколько комнат были отданы немцам под классы, и здесь проходили занятия на их родном языке.

Основной доход у немцев был от продажи на рынке мяса, колбасы, копченостей, сделанных кустарным способом, но должна сказать, что все это было вкусным.

Уезжая, мы, студенты, тепло с ними расстались, и у меня негативное отношение к слову «немец» прошло.

Уже в городе я узнала, что и здесь живет немало немцев, они приобретали рабочие специальности и были хорошими строителями-отделочниками, слесарями.

В период Перестройки оживилась радикальная ветка ислама – ваххабизм, возникали тайные секты, причем, втянуты туда были и многие известные люди в республике. Свиное хозяйство начало быстро приходить в упадок. Радикалы исподтишка стали подбрасывать битое стекло в корм свиньям. Начался падеж скота.

Ощутила это на себе и немецкая община, и немцы стали массово переезжать на свою историческую родину в Германию.

Осенью 1990 года я была в командировке недалеко от немецкой слободы. Когда уезжала домой автобусом, рядом со мной сел пожилой таджик и всю дорогу внимательно смотрел на меня. Я не могла понять, что его так во мне заинтересовало. Наконец, он прервал молчание и спросил: «Ты – нэмэц?» Я промолчала, он мое молчание воспринял как положительный ответ. «Нэмэц», — сказал он. – «Я нэмэц уважай». Так что, и у местного населения этот народ оставил хорошее впечатление.

 

Коломна, 2011 г.


Примечания

1) Рассказ написан 9 июля 2011 г. в городе Коломна (Московская область).

Дополнительно

Джаарбекова Светлана Ашатовна

Произведения Джаарбековой С.А.

Цитаты Джаарбековой С.А.