Запоздалое раскаяние (Джаарбекова С.А.)

Рассказ "Запоздалое раскаяние" писатель Джаарбекова Светлана Ашатовна написала в 2011 году.


Наша дача с мансардой под Белгородом была сделана из красно-белого кирпича. Мансарда представляла собой большую уютную комнату. Попасть в нее можно было по приставной лестнице, поэтому я редко пользовалась этим помещением. Мне больше нравился первый этаж, состоящий из просторной комнаты и небольшой кухоньки. В доме всегда был свет, водопровод располагался во дворе, в двух метрах от входной двери. На кухне была установлена металлическая печь, которая использовалась для протапливания дома и изредка – в кулинарных целях. Обычно же я готовила на электроплитке.

Дом был обставлен хорошей мебелью, в том числе, полками с большим количеством книг, и в свой длительный педагогический отпуск я часто оставалась здесь на два-три дня, наслаждаясь тишиной, покоем и чтением литературы.

Как-то ночью разразилась сильная гроза с порывистым ветром и раскатами грома. Я не на шутку испугалась, ведь я была в доме совсем одна. У меня было чувство, что я совершенно оторвана от людей и словно нахожусь на другой планете. Белгородские грозы могут напугать человека с нервами и покрепче моих, как-никак рядом проходим Курская магнитная аномалия. Несколько раз здесь даже наблюдали смерчи.

На следующий день я решила прогуляться к соседним дачам и поинтересоваться, кто еще здесь ночует. К моей великой радости, в доме напротив уже два дня жил мужчина, который собирался оставаться здесь до конца теплого сезона. Меня это очень успокоило. Однако, сосед произвел на меня странное впечатление: некрасивое, но, в то же время, приятное и доброе лицо, туловище, изогнутое в форме знака вопроса. Он опирался на костыли и волочил за собой ноги. «Наверное, парализованный. Может, воевал в Афганистане или Чечне…» - подумала я. 

Иногда сосед куда-то уходил. Возможно, к другу или подруге, но, к счастью, всегда возвращался в свой дом. Спустя три недели я увидела у него во дворе женщину – ухоженную и внешне очень интересную. С соседом они смотрелись довольно… контрастно. Я решила познакомиться с этой дамой и пригласила ее к себе в гости. За чашкой чая мы разговорились, и, насколько я поняла, она оказалась женой моего соседа.

- Увечье вашего мужа – Афганистан или Чечня? – спросила я.

- Что? Война?! Да по пьянке все произошло, - довольно небрежно ответила соседка. Вы думаете, все молодые калеки – бывшие солдаты? Напьются в мороз, заснут прямо на снегу и обмораживают кто руки, кто ноги… Что до моего мужа, он как-то раз заехал в гараж, напился там и уснул. А мороз тогда стоял ох какой лютый! Жизнь спасти ему удалось, а вот ноги парализовало. Теперь инвалид, а ведь ему всего 45 лет. И по-прежнему продолжает пить. Недаром говорят – горбатого могила исправит. Я рада, что несколько месяцев он живет на даче. Честно говоря, в это время отдыхаю от него. Развестись бы с ним, сама я еще молодая, могла бы за другого замуж выйти, да совесть не позволяет калеку бросить. Вот так и живем. Мучаемся. Вы уж извините меня за откровенность. Накипело. Вот и решила высказаться…

«Порой и не такую исповедь услышишь», - подумала я. – «А это вполне житейская история».

Больше я эту женщину не видела. А через месяц погода совсем испортилась, и я распрощалась с дачной жизнью.

Прошло несколько месяцев. Наступила зима. Как-то раз я зашла в банк, чтобы снять деньги со сберкнижки, и в окошке увидела жену моего дачного соседа. Оказалось, она здесь работала. Мы поздоровались, и я спросила:

- Как поживает ваш муж?

В этот момент выражение ее лица резко изменилось. Я увидела искреннюю боль, в ее глазах блеснули слезы.

- Он умер, - тихо ответила женщина.

Затем, помолчав, добавила:

- Только сейчас я поняла, что любила его. И никто мне не нужен, кроме него. Жаль, что я так поздно это поняла.

Коломна, 2011

Дополнительно

Джаарбекова Светлана Ашатовна

Произведения Джаарбековой С.А.