Всё действительное разумно

Слова немецкого философа Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770 – 1831):

«Что разумно, то действительно, и что действительно, то разумно».

Близкое выражение встречается у английского философа Александра Попа (1668 – 1744):

«Всё существующее разумно».

В России в 1830 – 1840 гг. на основе этой мысли Гегеля была популярна формула, искажающая суть гегелевской философии: Существующее уже по тому одному разумно, что оно существует. Эта формула использовалась к «примирению с действительностью» и, к примеру, к оправданию крепостничества.

✍ Примеры

Герцен Александр Иванович (1812 – 1870)

«Былое и думы» (1868 г.):

"Философская фраза, наделавшая всего больше вреда и на которой немецкие консерваторы стремились помирить философию с политическим бытом Германии: «Все действительное разумно», была иначе высказанное начало достаточной причины и соответственности логики и фактов. Дурно понятая фраза Гегеля сделалась в философии тем, что некогда были слова христианского жирондиста Павла: «Нет власти, как от бога». Но если все власти от бога и если существующий общественный порядок оправдывается разумом, то и борьба против него, если только существует, оправдана. Формально принятые эти две сентенции - чистая таутология, но, таутология или нет - она прямо вела к признанию предержащих властей, к тому, чтоб человек сложил руки, этого-то и хотели берлинские буддаисты. Как такое воззрение ни было противуположно русскому духу, его, откровенно заблуждаясь, приняли наши московские гегельянцы."

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович (1826 – 1889)

"Пошехонская старина" (1888 г.), гл. 29:

"Затем, рядом с легендой о святой простоте, выработалась еще другая, гласившая, что существующее уже по тому одному разумно, что оно существует. Формула эта свидетельствовала, что самая глубокая восторженность не может настолько удовлетвориться исключительно своим собственным содержанием, чтобы не чувствовать потребности в прикосновении к действительности, и в то же время она служила как бы объяснением, почему люди, внутренно чуждающиеся известного жизненного строя, могут, не протестуя, жить в нем. Разумеется, это было возможно только при целой системе таких оправданий и примирений, откуда было недалеко и до совершенной путаницы понятий. И будущее доказало, что измена очень ловко воспользовалась этими оправданиями."