Закон — дышло: куда захочешь, туда и воротишь

Закон — дышло: куда захочешь, туда и воротишь (значение) — о несовершенных законах, которые можно толковать различно (русская пословица).

Ды́шло (значение) — одиночная оглобля (между двумя лошадьми), укрепляемая к передней оси для поворота повозки при парной запряжке.

Пословица указана в книге "Пословицы русского народа" (1853 г.) В.И. Даля (раздел "Закон").

Пословица о том, что законом можно управлять как и упряжкой лошадей.

Применяется и вариант пословицы — Закон что дышло, что захотел, то и вышло.

Близкая мысль "По нужде и закону перемена бывает" указана в Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению (1717 г.) — правила хорошего тона и поведения в обществе, подготовленные по указанию Петра I (1672 – 1725). Эту фразу часто использовал писатель Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович (1826 – 1889).

В словарях

Ды́шло — В парной запряжке: толстая оглобля, прикрепляемая к середине передней оси повозки. Закон что дышло: куда повернёшь, туда и вышло (пословица). (Толковый словарь Ожегова (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю., 1992 г.))

Ды́шло (польск. dyszel) — Одиночная оглобля (между двумя лошадьми), укрепляемая к передней оси для поворота повозки при парной запряжке. (Толковый словарь Ушакова (Ушаков Д.Н., 1935 – 1940 гг.))

✍ Примеры

В. Я. Шишков

«Угрюм-река», 1933 г.:

"Закон, что дышло, хе-хе, — забубнил Ездаков, — куда повернул — туда и вышло. Законы пишут в канцеляриях. На бумаге все гладко, хорошо… Нет, ты попробуй-ка в тайге… с этим каторжным людом."

Зощенко Михаил Михайлович (1895 – 1958)

"Обштопали" (1925 г.):

"Прямо не собрание, а дышло — как повернул, так и вышло."

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович (1826 – 1889)

"Пошехонская старина" (1888 г.), гл. 9 - приведен пример отношения к спорам в суде в России в начале 19 века. Разговор клиента (матушка) и адвоката (Могильцев):

"Спросит, бывало, матушка:

   - Ты мне скажи, как по закону...

   - По закону так-то и так-то.

   - Да и они ведь (то есть противная сторона) то же самое "по закону" говорят, только по-ихнему выходит, что закон-то не на нашей стороне.

   - А в таком случае можно и другой закон подвести. Один закон не подходит, - другой подойдет. В "Полном Собрании" можно порыться, сенатский указ подыскать. Да вы, сударыня, не беспокойтесь, предоставьте мне.

   Матушка задумывалась. Долго она не могла привыкнуть к этим быстрым и внезапным ответам, но наконец убедилась, что ежели существуют разные законы, да вдобавок к ним еще сенатские указы издаются, то, стало быть, это-то и составляет суть тяжебного процесса. Кто кого "перепишет", у кого больше законов найдется, тот и прав.

   - Ну, положим, - говорила она, - найдешь ты другой закон, а они тебе третий встречу отыщут.

   - И на третий закон можно объясненьице написать или и так устроить, что прошенье с третьим-то законом с надписью возвратят. Был бы царь в голове, да перо, да чернила, а прочее само собой придет. Главное дело, торопиться не надо, а вести дело потихоньку, чтобы только сроки не пропускать. Увидит противник, что дело тянется без конца, а со временем, пожалуй, и самому дороже будет стоить - ну, и спутается. Тогда из него хоть веревки вей. Либо срок пропустит, либо на сделку пойдет."