История государства Российского от Гостомысла до Тимашева (Толстой А.К.)



Поэма Толстого Алексея Константиновича "История государства Российского от Гостомысла до Тимашева" была написала в 1868 году. Произведение автор стал распространять среди друзей и поэма быстро стала популярной. Редактор журнала «Русская старина» М. И. Семевский хотел опубликовать её тотчас же после смерти Толстого (1875 г.), но натолкнулся на цензурные препятствия. Ему удалось это сделать лишь в 1883 году.

Произведения Толстого были переизданы в 1981 году (сочинения в 2-х т. — М.: Художественная литература, 1981.).

Фраза из поэмы Земля у нас богата, порядка в ней лишь нет стала крылатой.

История государства Российского от Гостомысла до Тимашева

Толстой Алексей Константинович

Вся земля наша велика и обилна,
а наряда в ней нет.

Нестор, летопись, cтр. 8

1
Послушайте, ребята,
Что вам расскажет дед.
Земля наша богата,
Порядка в ней лишь нет.

2
A эту правду, детки,
За тысячу уж лет
Смекнули наши предки:
Порядка-де, вишь, нет.

3
И стали все под стягом,
И молвят: «Как нам быть?
Давай пошлём к варягам:
Пускай придут княжить.

4
Ведь немцы тороваты,
Им ведом мрак и свет,
Земля ж у нас богата,
Порядка в ней лишь нет».

5
Посланцы скорым шагом
Отправились туда
И говорят варягам:
«Придите, господа!

6
Мы вам отсыплем злата,
Что киевских конфет;
Земля у нас богата,
Порядка в ней лишь нет».

7
Варягам стало жутко,
Но думают: «Что ж тут?
Попытка ведь не шутка —
Пойдём, коли зовут!»

8
И вот пришли три брата,
Варяги средних лет,
Глядят — земля богата,
Порядка ж вовсе нет.

9
«Hу,— думают,— команда!
Здесь ногу сломит черт,
Es ist ja eine Schande,
Wir müssen wieder fort».
(Ведь это позор — мы должны убраться прочь (нем.))

10
Но братец старший Рюрик
«
Постой,— сказал другим,—
Fortgeh’n wär’ ungebührlich,
Vielleicht ist’s nicht so schlimm.
(Уйти было бы неприлично, может быть, это не так уж плохо (нем.))

11
Хоть вшивая команда,
Почти одна лишь шваль;
Wir bringen’s schon zustande,
Versuchen wir einmal».
(Мы справимся, давайте попробуем (нем.))

12
И стал княжить он сильно,
Княжил семнадцать лет,
Земля была обильна,
Порядка ж нет как нет!

13
За ним княжил князь Игорь,
А правил им Олег,
Das war ein großer Krieger
(Это был великий воин (нем.))
И умный человек.

14
Потом княжила Ольга,
А после Святослав;
So ging die Reihenfolge
(Такова была последовательность (нем.))
Языческих держав.

15
Когда ж вступил Владимир
На свой отцовский трон,
Da endigte für immer
Die alte Religion.
(Тогда пришел конец старой религии (нем.))

16
Он вдруг сказал народу:
«Ведь наши боги дрянь,
Пойдём креститься в воду!»
И сделал нам Иордань.

17
«Перун уж очень гадок!
Когда его спихнём,
Увидите, порядок
Какой мы заведём!»
18

Послал он за попами
В Афины и Царьград.
Попы пришли толпами,
Крестятся и кадят,

19
Поют себе умильно
И полнят свой кисет;
Земля, как есть, обильна,
Порядка только нет.

20
Умре Владимир с горя,
Порядка не создав.
За ним княжить стал вскоре
Великий Ярослав.

21
Оно, пожалуй, с этим
Порядок бы и был;
Но из любви он к детям
Всю землю разделил.

22
Плоха была услуга,
А дети, видя то,
Давай тузить друг друга:
Кто как и чем во что!

23
Узнали то татары:
«Ну,— думают,— не трусь!»
Надели шаровары,
Приехали на Русь.

24
«От вашего, мол, спора
Земля пошла вверх дном,
Постойте ж, мы вам скоро
Порядок заведём».

25
Кричат: «Давайте дани!»
(Хоть вон святых неси.)
Тут много всякой дряни
Настало на Руси.

26
Что день, то брат на брата
В орду несёт извет;
Земля, кажись, богата —
Порядка ж вовсе нет.

27
Иван явился Третий;
Он говорит: «Шалишь!
Уж мы теперь не дети!»
Послал татарам шиш.

28
И вот земля свободна
От всяких зол и бед
И очень хлебородна,
А всё ж порядка нет.

29
Настал Иван Четвёртый,
Он Третьему был внук;
Калач на царстве тёртый
И многих жён супруг.

30
Иван Васильич Грозный
Ему был имярек
За то, что был серьёзный,
Солидный человек.

31
Приёмами не сладок,
Но разумом не хром;
Такой завёл порядок,
Хоть покати шаром!

32
Жить можно бы беспечно
При этаком царе;
Но ах! ничто не вечно —
И царь Иван умре!

33
За ним царить стал Фёдор,
Отцу живой контраст;
Был разумом не бодор,
Трезвонить лишь горазд.

34
Борис же, царский шурин,
Не в шутку был умён,
Брюнет, лицом недурен,
И сел на царский трон.

35
При нём пошло всё гладко,
Не стало прежних зол,
Чуть-чуть было порядка
В земле он не завёл.

36
К несчастью, самозванец,
Откуда ни возьмись,
Такой задал нам танец,
Что умер царь Борис.

37
И, на Бориса место
Взобравшись, сей нахал
От радости с невестой
Ногами заболтал.

38
Хоть был он парень бравый
И даже не дурак,
Но под его державой
Стал бунтовать поляк.

39
А то нам не по сердцу;
И вот однажды в ночь
Мы задали им перцу
И всех прогнали прочь.

40
Взошёл на трон Василий,
Но вскоре всей землёй
Его мы попросили,
Чтоб он сошёл долой.

41
Вернулися поляки,
Казаков привели;
Пошёл сумбур и драки:
Поляки и казаки,

42
Казаки и поляки
Нас паки бьют и паки;
Мы ж без царя как раки
Горюем на мели.

43
Прямые были страсти —
Порядка ж ни на грош.
Известно, что без власти
Далёко не уйдёшь.

44
Чтоб трон поправить царский
И вновь царя избрать,
Тут Минин и Пожарский
Скорей собрали рать.

45
И выгнала их сила
Поляков снова вон,
Земля же Михаила
Взвела на русский трон.

46
Свершилося то летом;
Но был ли уговор
История об этом
Молчит до этих пор.

47
Варшава нам и Вильна
Прислали свой привет;
Земля была обильна —
Порядка ж нет как нет.

48
Сев Алексей на царство,
Тогда роди Петра.
Пришла для государства
Тут новая пора.

49
Царь Пётр любил порядок,
Почти как царь Иван,
И так же был не сладок,
Порой бывал и пьян.

50
Он молвил: «Мне вас жалко,
Вы сгинете вконец;
Но у меня есть палка,
И я вам всем отец!..
51

Не далее как к святкам
Я вам порядок дам!»
И тотчас за порядком
Уехал в Амстердам.

52
Вернувшися оттуда,
Он гладко нас обрил,
А к святкам, так что чудо,
В голландцев нарядил.

53
Но это, впрочем, в шутку,
Петра я не виню:
Больному дать желудку
Полезно ревеню.

54
Хотя силён уж очень
Был, может быть, приём;
А всё ж довольно прочен
Порядок стал при нём.

55
Но сон объял могильный
Петра во цвете лет,
Глядишь, земля обильна,
Порядка ж снова нет.

56
Тут кротко или строго
Царило много лиц,
Царей не слишком много,
А более цариц.

57
Бирон царил при Анне;
Он сущий был жандарм,
Сидели мы как в ванне
При нём, daß Gott erbarm!
(Помилуй Бог! (нем.))

58
Весёлая царица
Была Елисавeт:
Поёт и веселится,
Порядка только нет.

59
Какая ж тут причина
И где же корень зла,
Сама Екатерина
Постигнуть не могла.

60
«Madame, при вас на диво
Порядок расцветёт, -
Писали ей учтиво
Вольтер и Дидерот,—

61
Лишь надобно народу,
Которому вы мать,
Скорее дать свободу,
Скорей свободу дать».

62
«Messieurs,— им возразила
Она,— vous me comblez»,—
(Господа, вы слишком добры ко мне (франц.))
И тотчас прикрепила
Украинцев к земле.

63
За ней царить стал Павел,
Мальтийский кавалер,
Но не совсем он правил
На рыцарский манер.
64

Царь Александер Первый
Настал ему взамен,
В нём слабы были нервы,
Но был он джентльмен.

65
Когда на нас в азарте
Стотысячную рать
Надвинул Бонапарте,
Он начал отступать.

66
Казалося, ну, ниже
Нельзя сидеть в дыре,
Ан глядь: уж мы в Париже,
С Louis le Desiré.

67
В то время очень сильно
Расцвёл России цвет,
Земля была обильна,
Порядка ж нет как нет.

68
Последнее сказанье
Я б написал моё,
Но чаю наказанье,
Боюсь monsieur Veillot.

69
Ходить бывает склизко
По камешкам иным,
Итак, о том, что близко,
Мы лучше умолчим.

70
Оставим лучше троны,
К министрам перейдём.
Но что я слышу? стоны,
И крики, и содом!

71
Что вижу я! Лишь в сказках
Мы зрим такой наряд;
На маленьких салазках
Министры все катят.

72
С горы со криком громким
In corpore (В полном составе (лат.)), сполна,
Скользя, свои к потомкам
Уносят имена.

73
Се Норов, се Путятин,
Се Панин, се Метлин,
Се Брок, а се Замятнин,
Се Корф, се Головнин.

74
Их много, очень много,
Припомнить всех нельзя,
И вниз одной дорогой
Летят они, скользя.

75
Я грешен: летописный
Я позабыл свой слог;
Картине живописной
Противостать не мог.

76
Лиризм, на всё способный,
Знать, у меня в крови;
О Нестор преподобный,
Меня ты вдохнови.

77
Поуспокой мне совесть,
Моё усердье зря,
И дай мою мне повесть
Окончить не хитря.

78
Итак, начавши снова,
Столбец кончаю свой
От рождества Христова
В год шестьдесят восьмой.

79
Увидя, что всё хуже
Идут у нас дела,
Зело изрядна мужа
Господь нам ниcпосла.

80
На утешенье наше
Нам, аки свет зари,
Свой лик яви Тимашев —
Порядок водвори.

81
Что аз же многогрешный
На бренных сих листах
Не дописах поспешно
Или переписах
,

82
То, спереди и сзади
Читая во все дни,
Исправи правды ради,
Писанья ж не кляни.

83
Составил от былинок
Рассказ немудрый сей
Худый смиренный инок,
Раб Божий Алексей. 

<1868>

Примечания

Нестор Летописец (ок. 1056 — 1114) - древнерусский летописец, монах Киево-Печерского монастыря. Один из авторов «Повести временных лет» («Первоначальная летопись» или «Несторова летопись») - наиболее ранний из дошедших до нас древнерусских летописных сводов начала XII века. Летопись была составлена в Киеве. Охваченный период истории начинается с библейских времён в вводной части и заканчивается 1117 годом. История Киевской Руси начинается с 852 года, начала самостоятельного правления византийского императора Михаила.

Гостомысл — легендарный новгородский правитель, по совету которого, как сообщает летопись Нестора, новгородцы пригласили варяжских князей.

Рюрик (ум. 879) - летописный основатель государственности Руси, варяг, князь новгородский с 862 года и родоначальник княжеской, ставшей впоследствии царской, династии Рюриковичей. Последними правителями правящей династии Рюриковичей на Руси были цари Фёдор I Иоаннович и Василий Шуйский.

Игорь Рюрикович (ок. 878—945) — великий князь Киевской Руси, согласно летописной традиции — сын Рюрика.

Вещий Олег (ум. 912) - князь новгородский с 879 года и великий князь киевский с 882 года. Получив власть над новгородскими землями после смерти Рюрика как опекун над его малолетнем сыном Игорем. Олег присоединил к Новгородской Руси Киев и перенёс туда столицу. В летописи «Повесть временных лет» приводится его прозвище Вещий, то есть знающий будущее. Назван так сразу по возвращении из похода 907 года на Византию.

Ольга (ок. 890 - 969) - княгиня Киевская. Правила Киевской Русью после гибели мужа, князя Игоря Рюриковича с 945 до 962 года. Первая из русских правителей приняла христианство ещё до крещения Руси, первая русская святая.

Святослав Игоревич (942 — март 972) — князь новгородский в 945—969 годах, великий князь киевский с 945 по 972 год, прославился как полководец. Святослав стал великим князем в 3-летнем возрасте после гибели в 945 году отца, великого князя Игоря. Но его самостоятельное правление началось около 964 года. При Святославе Киевским государством в значительной мере правила его мать — княгиня Ольга, сначала из-за малолетства Святослава, затем из-за его постоянного пребывания в военных походах. При возвращении из похода на Болгарию Святослав был убит печенегами в 972 году на днепровских порогах.

Владимир Святославович - (ок. 960 - 1015) — князь новгородский в 970 — 988 годах, киевский великий князь, при котором произошло крещение Руси. Стал новгородским князем в 970, захватил киевский престол в 978 году. В 988 выбрал христианство в качестве государственной религии Киевской Руси. В крещении получил христианское имя Василий. Известен также как Владимир Святой, Владимир Великий, Владимир Креститель (в церковной истории) и Владимир Красное Солнышко (в былинах). Прославлен в лике святых как равноапостольный; день памяти в русском православии — 15 июля по Юлианскому календарю.

Иордан — река в Палестине, в которой Иоанн Креститель крестил Иисуса Христоса.

Перун - языческое божество, распространенное на Руси. После крещения Руси в 10 веке власти боролись с культом Перуна, чтобы привить христанство.

Ярослав Владимирович Мудрый (978 - 1054) — Ростовский князь (987—1010), князь новгородский (1010—1034), великий князь Киевский (1016—1018, 1019—1054). Ярослав Владимирович — сын крестителя Руси князя Владимира Святославича и полоцкой княжны Рогнеды Рогволодовны. При крещении был наречён Георгием. При Ярославе был составлен первый известный свод законов на Руси - «Русская правда».

Иван III Васильевич (Иван Великий) (1440 - 1505) — великий князь московский с 1462 по 1505 год, сын московского великого князя Василия II Васильевича Тёмного. В ходе правления Ивана Васильевича произошло объединение значительной части русских земель вокруг Москвы и её превращение в центр общерусского государства. Было достигнуто окончательное освобождение страны из-под власти ордынских ханов; принят Судебник — свод законов государства, и проведён ряд реформ, заложивших основы поместной системы землевладения.

Иван Грозный (Иоанн IV Васильевич) (1530 - 1584) — великий князь Московский и всея Руси с 1533, первый царь всея Руси (с 1547). Старший сын великого князя Московского Василия III и Елены Глинской. По отцовской линии происходил из московской ветви династии Рюриковичей, по материнской — от Мамая, считавшегося родоначальником литовских князей Глинских. Бабка по отцу, Софья Палеолог — из рода византийских императоров.

Феодор Иоаннович I (прозванный Блаженным; 1557 - 1598) - царь всея Руси и великий князь Московский с 18 марта 1584 года, третий сын Ивана IV Грозного и царицы Анастасии Романовны, последний представитель московской ветви династии Рюриковичей.

Трезвонить лишь горазд - речь идёт о религиозности Федора, мало занимавшегося государственными делами.

Борис Фёдорович Годунов (1552 - 1605) — дворянин, шурин царя Фёдора I Иоанновича, в 1587—1598 фактический правитель государства, с 17 (27) февраля 1598 года — русский царь.

Лжедмитрий I (ум. 1606 г.) - царь России с 1 июня 1605 по 17 (27) мая 1606, по устоявшемуся в историографии мнению — самозванец, выдававший себя за чудом спасшегося младшего сына Ивана IV Грозного — царевича Дмитрия. Первый из трех самозванцев, именовавших себя сыном Ивана Грозного, притязавших на российский престол.

Паки - опять, снова

Михаил Фёдорович Романов (1596—1645) — первый русский царь из династии Романовых.  Был избран на царствование Земским собором 21 февраля (6 марта) 1613 года. Сын боярина Фёдора Никитича Романова (впоследствии — Патриарха Московского Филарета) и боярыни Ксении Ивановны Романовой (урождённой Шестовой). Приходился двоюродным племянником последнему русскому царю из московской ветви династии Рюриковичей, Фёдору I Иоанновичу.

Но был ли уговор — то есть были ли взяты у Михаила Романова при его вступлении на престол какие-нибудь обязательства, ограничивавшие его власть.

Эрнст Иоганн Бирон (нем. Ernst Johann von Biron; 1690 — 1772) — фаворит императрицы Анны Иоанновны. Время её правления позднее получило название «бироновщина/биронщина».

Madame, при вас на диво и т. д. — Желая прослыть просвещённой монархиней, «философом на троне», Екатерина II вступила в переписку с французскими мыслителями. Она добилась того, что её хвалили. Но все их советы относительно насущных политических и социальных преобразований в России остались, разумеется, втуне.

Дидерот — Д. Дидро

Мальтийский кавалер — Павел I был гроссмейстером духовного ордена мальтийских рыцарей

Louis le Desiré (Людовик Желанный) — прозвище, данное роялистами Людовику XVIII (1755—1824), возведённому на французский престол при содействии Александра I.

Veillot — барон И. О. Велио (1830—1899), директор почтового департамента министерства внутренних дел в 1868—1880 гг.; имя его неоднократно встречается в письмах и стихах Толстого; поэт негодовал на него за перлюстрацию (тайный просмотр) корреспонденции и высмеивал за плохую работу почты.

Столбец — свиток, старинная рукопись

Зело — очень

Не дописах поспешно и т. д. — Сравнение с текстом летописи: «Такоже и аз худый, недостойный и многогрешный раб Божий Лаврентий мних… И ныне, господа отци и братья, оже ся где буду описал, или переписал, или не дописал, чтите исправливая Бога для, а не клените».

Дополнительно

Толстой Алексей Константинович

Обсуждение

@Энциклопедия dslov.ru