Пушкин — наше всё



Портрет Пушкина, Кипренский О.А., 1827, ГТГ

Из сочинения в четырех статьях (ст. 1, разд. 2) «Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина» (1859 г.) писателя, литературного и театрального критика Аполлона Александровича Григорьева (1822— 1864):

«Лучшее, что было сказано о Пушкине в последнее время, сказалось в статьях Дружинина, но и Дружинин взглянул на Пушкина только как на нашего эстетического воспитателя.

А Пушкин — наше всё: Пушкин представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что останется нашим душевным, особенным после всех столкновений с чужими, с другими мирами. Пушкин — пока единственный полный очерк нашей народной личности, самородок, принимавший в себя, при всевозможных столкновениях с другими особенностями и организмами, — все то, что принять следует, отстранивший все, что отстранить следует, полный и цельный, но еще не красками, а только контурами набросанный образ народной нашей сущности, — образ, который мы долго еще будем оттенять красками. Сфера душевных сочувствий Пушкина не исключает ничего до него бывшего и ничего, что после него было и будет правильного и органически — нашего. [....]

Вообще же не только в мире художественных, но и в мире общественных и нравственных наших сочувствий — Пушкин есть первый и полный представитель нашей физиономии».

Изображения

Портрет Пушкина, Кипренский О.А., 1827, ГТГ

Портрет Пушкина, Кипренский О.А., 1827, ГТГ

Дополнительно

Пушкин А.С. 

Произведения Пушкина А.С.

Обсуждение

@Энциклопедия dslov.ru